||

Анализ

Когда мы говорим об анализе, мы должны почувствовать что это такое, и ни в коем случае не определять его. У анализа может быть несколько схем и несколько определений. Сейчас я предлагаю вам посмотреть на анализ с позиции четырех условий (определяющих, собственно, нашу способность к анализу): через активность нашего мозга, имеющуюся картину мира, норму и интеграцию. Нашему сознанию важна не идея, а искусство этой идеей оперировать. А здесь нужна внутренняя сила, реальная активность нашей энергии, питающей мозг и заставляющий его совершенствовать.

Можно определить 4 условия анализа:

  • Активность
  • Картина мира
  • Норма
  • Интеграция

Рассмотрим их более подробно.

Активность

Определяет, в какой фазе состояния находится мозг. Зачастую зачаточность этого органа, так и не проросшего, считают некой функциональной единицей. В реальности наличие мозга определяется его соответствием индивидууму, которому он принадлежит. Если мы ограничены числом функций нашего мозга, то и картина мира будет ущербна или усечена.

Самая опасная черта ограниченности – это выражать отношение, суждение и определения вещам, не умея, собственно, эти вещи определять. Ну, например, хороший человек или плохой? На чем строится суждение? На поступках? А вот и нет. На вашей реакции на поступки. Как вы их, в угоду ограниченного сознания, воспринимаете.

Нам нужны знания, чтобы следовать, а не доказывать нашу правоту. Знание опасно, если оно ограничено действиями. Наше тело имеет кости — это знание, но совершенно не значит, что мы понимаем, как их использовать. Так же и с мозгом.

Однако с позиции активности перед нами и не стоит задача понимать, а стоит задача создавать условие, чтобы уметь правильно выстраивать картину мира. То есть здесь говорится об усилии, которое нужно уметь выявить и направить туда, что и должно определять анализ, то есть мозг. Любая активность человека — дыхание, питание, чтение, слушание, смотрение, должно питать, а не истощать мозг, тогда мы будем смотреть на мир своими понятиями, а не привнесенными, которые напрочь исключают способность к анализу.

Картина мира

От того, в какой системе внутренних и внешних координат находится наш мозг, зависит способность или неспособность к мышлению. Где мы выявляем функцию рассуждения как основополагающую, требующую не доказательной базы, а сосредоточения на предмете, фактах, условиях и т. д.

По сути, это искусство не отклоняться, не уходить от предмета, на который направлено наблюдение или внимание. Чем менее наш мозг подготовлен, тем более он строит свое существование на отрицании. Это своеобразная функция защиты, позволяющая развиваться неконтролируемым энергиям.

Степень сосредоточения, фиксация объектов у тех, кто зависит от функции защиты, мала. Следовательно, контроль над своими поступками отсутствует, не то, что над мыслями. Но если нет контроля над своими поступками, то что их контролирует? А контролирует их как раз неконтролируемая сознанием энергия, она же начинает простраивать защиту от любого вмешательства человека в ее жизнь.

И даже кратковременная попытка задуматься вступает в противодействие с энергией, которая большее свое время бесхозна, удалена, так сказать, от сознания. То есть личностное усилие равно нулю. В таком состоянии не то, что рассуждать нельзя, но даже невозможно удерживать внимание на чем-то продолжительное время. Самое главное здесь называется нормой, т. е. условиями способствующими и влияющими на умение анализировать.

Норма

Определяется способностью осмыслить вопрос. Способность не только породить измененные мысли, но и вообще уметь находиться в состоянии изменения. Тогда мы можем говорить о развитии, и уж затем о творении, собственно, ради чего и нужно постигать анализ.

Сюда относится и состояние свойств организма (способность равномерно питать все системы тела), определяющих питание самого мозга. Также к этому относится и состояние мозга, который мы не тренируем, а лишь подчиняем доводам, заранее устраивающим наше состояние.

Пока мы живем по законам заданного утверждения, норма нашего сознания ограничена этим суждением. Не имея определенного объема возможностей, мы не можем вовлечь себя в развитие и выявить в этом процессе понимание того, что же мы реально развиваем и для чего?

Возьмем человека с классическим образованием — что определяет его норму? Опыт, помноженный на природные свойства. Обращаю ваше внимание: опыт, а не знания. Почему? Потому что классическое образование заканчивается у человека раньше, чем физиологически заканчивается формирование мозга. Все, что он изучал, не могло быть усвоено, а только лишь принято и запомнено. Получается, что лишь опыт, который он имел, и стал условием его нормативных данных. Опыт складывается из дисциплины действий, интересов, организации своего времени. То есть то, чему нас реально и должны были обучать, в реальности становится лишь условием нашей жизнедеятельности, из чего мы получаем что-то. И это что-то полученное и есть опыт. Если смотреть на анализ этого периода, то это время, когда мы должны уметь наблюдать и развивать в себе внимательность, что затем и позволило бы интегрировать наш мозг в задачи фокусирования и сосредоточения.

Интеграция

Это, собственно и есть анализ. Умение интегрировать мысли, время (продолжительность сосредоточения, переводящее время в пространство, а затем в ритм) и есть то, что предопределяет задачу нашего мозга. Задачу находиться в интегрированном состоянии, своеобразной абсорбции развития.

Анализ — это искусство, оперирование параллельными и последовательными формами, так сказать, внутренняя геометрия мозга, заложенная в нас и которую необходимо развивать. Не забывайте, что в руках творца основой инструмент — это циркуль и угольник. Конечно, сознание может формироваться и извне, но это нас не интересует, так как в данном случае анализа не может быть по определению.

Анализ — это усилие, сформированное внутри нас, и здесь самое важное (дабы не ущемлять женщин в этом вопросе), что анализ — это функция логическая и чувственная. Способность переживать мысли и есть то, что делает анализ анализом.

И, кстати, это еще развивалось в пифагорейской школе, где для правильного формирования мысли привлекались женщины. Чувство позволяет сосредотачивать, удерживать мысли в более или менее заданном усилии. Анализ есть искусство деления усилия на рациональное и нерациональное или чувственное и логическое. Тем самым мы сохраняем ориентир мышления. Это своеобразный шаг мозга. Плюс к этому сохраняется внутренний баланс самого тела.

То есть анализ может быть реально осуществлен, если наши чувства находятся в гармонии и не перекрывают качество переживания самого мозга. Собственно это и отрабатывали софисты. И саму софистику следовало бы считать наукой о мышлении, которая растворилась вместе с ее создателями — такими как Антифонт или Пифагор. Хотя я все же склонен эту науку приписывать даосским мыслителям (такие, к примеру, как Гунсун Лун), которые из концепции срединности сделали науку.

Олег Черне

Оригинал статьи

 





Разрешённые теги: <b><i><br>